Зачем президенту Airbus и Agusta

Управделами президента РФ Владимир Кожин рассказал корреспондентам газеты «Коммерсантъ» о своем большом хозяйстве, в том числе о президентском авиапарке. Мы приводим выдержку из интервью. Полный материал, где Кожин рассказывает об олимпийских стройках, частном ресторане в Доме правительства, о своей дружбе с нефтетрейдером Геннадием Тимченко и скандалах с фондом "Федерация" и резиденцией в Геленджике можно прочитать здесь.

— Президентский авиапарк — его часто критикует иностранная пресса. Когда президент был в Швейцарии, местные газеты смеялись над тем, какой шумный и грязный у президента России самолет и что если бы речь шла не о главе государства, то самолет бы просто не пустили в Европу. Почему самолет президента оснащен именно такими двигателями российского производства?

— С этим я совершенно не согласен. У нас не может быть "грязных" самолетов по определению. Если говорить о двигателях — есть соответствующие требования ИКАО по нескольким категориям, сегодня действует самая жесткая — третья категория для гражданских судов. Все суда спецотряда "Россия", которые у нас летают в Европу, которые обслуживают президента и всех остальных лиц,— они сертифицированы, то есть допущены по третьей категории ИКАО, и никаких проблем с ними нет. Неважно, президент ли летит, премьер и так далее. Это двигатели наших производителей, Пермский моторный завод их производит. Другое дело, что эти требования постоянно ужесточаются, и уже сейчас подходит четвертая категория, она еще жестче, в том числе по шумам и по выбросам. Она массово не введена, но мы ее знаем и к ней готовимся, поэтому сейчас происходит серьезная модернизация двигателей.

— На этих же самолетах, которые летают сейчас?

— Самолеты не надо модернизировать, двигатели надо. Происходит их модернизация, над этим работают специалисты. Никаких проблем с полетами на сегодняшних действующих бортах у нас нет. Есть другие проблемы в авиастроении.

Читайте также  Бизнес-авиация по-нижегородски

— А те два Airbus и два вертолета Agusta, которые вы недавно покупали,— они для президента или для каких-то вспомогательных задач?

— Мы действительно купили два Airbus 319 и два вертолета Agusta. Плюс у нас сейчас работает два Falcon. Можно посмотреть, сколько стоит полет Ил-96 по маршруту Москва—Санкт-Петербург и сколько стоит полет на Falcon. Сразу будет понятно, почему купили. Очень много полетов президента по стране носят такой локальный характер.

— Он по стране на Falcon летает?

— Он на Falcon летает, когда короткий перелет, когда маленькие аэродромы. Самолетов такого класса у нас просто нет. Те, которые были,— их надо просто списывать. И эта линейка у нас сегодня абсолютно пуста. Когда появятся, мы обязательно купим отечественные, но сегодня их просто нет. А гонять Ил-96 или Ту-214 по маршруту Москва—Санкт-Петербург или Москва—Нижний Новгород — это сжигать деньги. Поэтому были приобретены Falcon. Что касается Airbus, здесь другая проблема. Наша авиапромышленность не справляется с нашими заказами. В 2001 году, когда было принято решение о том, что необходимо модернизировать наш парк самолетов, мы пришли к заключению, что практически все самолеты надо менять. Ил-18, Ту-134, Ту-154, Ил-62 — хорошие машины для своего времени. Но, как говорят летчики, в частности, Ил-62 — это завод по сжиганию керосина. Поэтому сегодня ведем модернизацию, получаем новые самолеты. Вот заказали сейчас очередную серию новых самолетов, но промышленность не успевает, причем не только не успевает, но, к сожалению, часто подводит. Два новых самолета Ту-214 мы должны были получить еще два года назад, но только сейчас начали их получать. А жизнь-то не стоит на месте, летать-то надо, управлять страной надо.

Читайте также  Аэропорты Москвы

— На Airbus будет именно президент летать?

— Будет летать. В большей степени это будет завязано с передовыми группами и так далее, но при необходимости президент будет летать

Полное интервью.